?

Log in

No account? Create an account

Непризнанные и самопровозглашенные государства

Previous Entry Share Next Entry
“Спор славян между собой”: Поляки и словаки
pluto9999
.

.

.

Тадеуш Бырдак
“Свидетели говорят: “Огонь был бандитом” (Ополе, 2016)
.
.
После Первой Мировой войны и распада Австро-Венгрии новообразованное польское государство намеревалось включить в свой состав всю Ораву и Спиш (Спиш входил в состав Польши с 1412 по 1769 годы), а также другие приграничные словацкие районы уже образованной Чехословакии вместе с целым массивом Высоких Татр. 6 ноября 1918 года польские солдаты заняли Спиш, но после поражения при Кежмарке 8 декабря были вынуждены отступить. 20 декабря чехословацкая армия оккупировала Спиш до демаркационной линии, установленной между Чехословакией и Польшей, согласно соглашению от 24 декабря в Попраде. 13 января 1919 года чехословацкие солдаты заняли северный Спиш и северную Ораву. В июне 1919 года, когда часть Словакии оккупировала венгерская армия, на территорию Словакии снова вторглась польская армия и снова заняла северный Спиш и северную Ораву. После боёв между польской армией и чехословацкими легионерами и добровольцами под нажимом участвующих в переговорах великих держав Польша опять вывела свои войска. Было достигнуто соглашение о проведении плебисцита в спорных деревнях Оравы и Спиша. Проигнорировав это решение, министр иностранных дел Чехословакии Эдуард Бенеш на конференции в Бельгии в Спа 28 июля 1920 года подписал договор о границах с Польшей, согласно которому Польша получила 13 спишских сёл и земли площадью 195 кв. км. с населением в 8747 человек и 12 оравских сёл (город Яблонка и окрестности) площадью в 389 кв. км и населением в 16133 человек. Подавляющее большинство население этих сёл были словаки или считали себя словаками, если речь шла о горалах, которые “утратили польское национальное самосознание”. Вероятно, на пражское правительство было оказано давление - в это время как раз разворачивалась война Польши с Советской Россией, и западные державы тогда особенно усердно поддерживали польскую сторону в различных вопросах. Обе стороны остались с чувством неудовлетворения: поляки - из-за неполучения Тешинской области в Чехии и оравской Яворины с окрестностями в Словакии, а словаки - из-за того, что части из них не дали возможности остаться жить в Чехословакии.
.
.
23 декабря 1920 года на территории Польской Оравы и Спиша был создан Спишско-оравский округ в рамках Краковского воеводства. Центром округа был город Новый Тарг. В округе проживало 24 тысячи жителей, площадь составляла 583 кв. км. В 1924 году территория округа уменьшилась на деревни Суха Гора и Гладовка, возвращённые Чехословакии. Спишско-оравский округ был расформирован в 1925 году и включён в Новотаргский округ.
.
Польша, однако, и в дальнейшем требовала территории вокруг Татранской Яворины и Ждяра. При этом Польша считала всех горалов, живущих на словацкой территории, поляками, вопреки их собственному мнению. Дипломатический конфликт был решён на конференции Лиги Наций 12 марта 1924 года, которая постановила, что Чехословакия оставит за собой территорию Ждяра и Татранской Яворины и обменяет территории вокруг Нижней Липницы на Ораве на деревни Суха Гора и Гладовка (также на Ораве), которые были изначально присуждены Польше. Новые границы были подтверждены чехословацко-польским договором от 24 апреля 1925 года и соответствуют современным границам. Польша несмотря на это оставалась недовольна новыми границами всё межвоенное время и всё ещё намеревалась заполучить земли Тешинского края и северной Словакии, что, в конце концов, ей удалось в сотрудничестве с Германией и Венгрией при первом разделе Чехословакии в 1938 году.
.
Польские политики не считали Чехословакию полноценным государством и, одновременно, завидовали ее благосостоянию. Они поддерживали словацких националистов, рассчитывая, что в случае разрыва с Чехией Словакия может перейти под польский протекторат. Речь шла о возможных вариантах решения словацкого вопроса: либо путем создания независимого от Праги государства, либо ее перехода под покровительство Польши или Венгрии. Так или иначе, но будущее Словакии в представлении этих авторов было связано с достижением общей польско-венгерской границы.
.
В 1938 году Германия заняла задунайские земли Словакии на границе с Австрией. Венгрия заняла южные и восточные земли Словакии вместе с просуществовавшей несколько дней Карпатской Русью. Вскоре после аннексии Тешинского региона Варшава потребовала от Чехословакии новых территориальных уступок в Словакии. В соответствии с соглашением, заключенным 30 ноября 1938 года в Закопане, Польша получила оккупированные ею еще в октябре часть Спиша, а также другие более мелкие фрагменты территорий в Словакии включая деревни, переданные Чехословакии Польшей в 1924 году.
.
.
Хотя Гитлер сначала пообещал Словакию Венгрии, он использовал ситуацию и в марте 1939 года подчинил себе Словакию особым договором, чем остановил захват Словакии венграми, чего словаки больше всего опасались. Прямо во время переговоров Гитлера с лидером словацких сепаратистов Тисо в Берлине 14 марта 1939 года Риббентроп принёс телеграмму: “Венгрия сосредотачивает свою армию на словацкой границе”. Гитлер сразу стал давить на Тисо, чтобы тот немедленно, ещё в Берлине, объявил о независимости Словакии и подписал “Охранный договор”, в противном случае Германия бы позволила Венгрии оккупировать всю Словакию. В тот же день была провозглашена независимая Словакия.
.
Созданная под нацистским патронатом - дипломатический представитель Германии в Братиславе, по существу являлся наместником Гитлера - Словакия не могла не занять определенного места в геополитических конструкциях Германии. Роль, отводимая этому новому государственному образованию, которое с лета 1939 г., после принятия конституции, стало уже официально называться Словацкой республикой, менялась в зависимости от непосредственных конкретных задач, встававших перед Берлином. Идея самостоятельности Словакии возникла в германских руководящих кругах вскоре после Мюнхена и постепенно приобретала все больше сторонников (их оппоненты, главным образом из числа военных, доказывали необходимость полной аннексии всей Чехословакии). Самостоятельность Словакии, как казалось Берлину, могла быть более полезной, чем ее непосредственное присоединение к Третьему Рейху. Гитлер полагал возможным использовать эту маленькую страну для реализации своих политических, военно-стратегических и экономических целей при установлении “нового порядка” в Европе. В частности, Гитлер видел в "суверенной" Словакии предмет для торговли с поляками.
.
Вскоре были установлены и дипломатические отношения между СССР и клерикально-фашистским (по терминологии того времени) Словацким государством. Коммунистические чехословацкие историки позднее написали что СССР якобы пошел на этот шаг “стремясь оказать помощь словацким коммунистам в их борьбе против установленного режима; словацкие власти вопрекй своему желанию вынуждены были установить отношения с Советским Союзом под нажимом трудящихся и требований компартии”. Берлин рассматривал Словакию как сферу своих интересов, своего исключительного влияния и допускал в то время лишь более или менее пассивное советское присутствие в этой стране, решительно пресекая попытки активизации там деятельности СССР.
.
Родившееся 14 марта 1939 r. Словацкое государство по существу в тот же день потеряло свою независимость, ибо уже во время встречи с Гитлером глава католической Глинковской народной партии (ГСНП) Й. Тисо, ставший премьер-министром Словакии (с осени 1939 r. президент), и Ф. Дюрчанский, занявший пост министра внутренних и иностранных дел, согласились на заключение с Германией так называемого “Охранного договора” (“Договор о гарантии и охране между Германской империей и Словацкой республикой"), который и был официально подписан 23 марта 1939 г. В нем значилось, что:
1) Германская империя берет на себя охрану политической независимости Словацкого государства;
2) Для проведения охраны германские вооруженные силы во всякое время имеют право возводить воинские объекты и держать там военные части;
3) Словацкое правительство должно организовать свои военные силы в тесном контакте с германскими военными силами;
4) Словацкое правительство должно проводить свою внешнюю политику в тесном контакте с правительством Германии;
5) Договор. заключается на 25 лет.
За правительство Германии договор подписал министр иностранных дел И. Риббентроп, за правительство Словакии Тисо, B. Тука (руководитель праворадикального фашистского крыла в ГСНП, ярый сторонник как можно более тесного сближения Словакии с гитлеровской Германией) и Дюрчанский.
Cтатьи договора свидетельствовали, что Словакия внешнеполитически и в военном плане оказалась абсолютно зависимой от Германии и принуждена была следовать в фарватере ее внешней политики.
.
Что касается внутренней жизни новоиспеченного лимитрофа, то на первых порах Берлин не намерен был особо вмешиваться в нее (кроме того, что имело отношение к армии), оставляя за словаками относительную самостоятельность в решении этих вопросов. Во время встречи словацкого посланника в Берлине М. Чернака с Риббентропом 6 июня 1939 г. последний, по словам Чернака “заявил, что “предпосылки собственной,государственной жизни обеспечены, и словаки должны сами заботиться о своих внутренних делах, чтобы двигаться вперед экономически и политически”. Он не обнаружил тенденции вмешиваться в наши внутренние дела, и эту тенденцию невмешательства я констатировал до сего времени вероятно у всех руководящих деятелей Германской империи, с которыми я имел возможность говорить”. До конца 1939 г. это, видимо, так и было, хотя уже и в это время на основании германо-словацкого правительственного соглашения немецкие советники получили доступ в словацкие учреждения и на предприятия, а словацкое правительство в специальном заявлении от 19 июля 1939 г. обещало приспособить внутриполитическое развитие страны к представлениям о словацко-германском сотрудничестве. (А в это время Венгрия, конечно же не без ведома и согласия Германии, оккупировала еще кусочек словацкой территории.)
.
Какие же цели ставила Германия, создавая “самостоятельное” Словацкое государство? Почему она не оккупировала Словакию, как чешские земли? Что касается последних, то тут следует иметь в виду непосредственную заинтересованность Берлина в чешском военно-промышленном потенциале, который, конечно же, проще было использовать, присоединив эту часть Чехословакии непосредственно к Рейху в форме протектората. Аграрная отсталая Словакия не представляла для Германии большого экономического интереса. Продовольствие из страны немцы могли выкачивать и не прибегая для этого к открытой оккупации.
.
Словакия нужна была Гитлеру как формально самостоятельное государство для реализации его амбициозных планов установления “нового порядка” в Европе. Здесь играла роль прежде всего географическое положение нового государства, расположенного в самом центре Европы и имевшего, следовательно, важное военно-стратегическое значение. Гитлер предполагал приспособить территорию связанной договором Словакии для усиления своего проникновения в Юго-Восточную Европу с целью укрепления там военных, политических и экономических позиций Третьего Рейха. Но в его планах намерение открыть это “окно” появилось несколько позднее. А в 1939 г. у Гитлера были еще нерешенные дела в Центральной Европе, и Словакия, как и протекторат, использовались Берлином для подготовки и нанесения удара по Польше.
.
Сначала Берлин рассчитывал манипулировать “самостоятельной” Словакией как “разменной картой” в политической игре, которую он вел тогда с Польшей и Венгрией. Гитлер “торговал” Словакией в обмен на уступки, которых он добивался от обеих стран. Эту игру он продолжал и после раздела Польши, используя уже словацко-венгерские противоречия и становясь то на сторону Венгрии, когда ему нужно было получить что-то от Словакии, то на сторону последней, когда требовалось нажать на Венгрию.
.
Сперва Гитлер предложил Польше раздел Словакии между Польшей и Венгрией. При этом северная Словакия отошла бы Польше за Данциг и “коридор”, которые бы она передала Германии. Но польское правительство отклонило предложение - оно уже считало себя достаточно сильным, чтобы не идти на навязанные извне территориальные размены, как это было в начале 20-х годов, когда подобные операции инициировались Лигой Наций (см. выше).
.
После того как Гитлеру не удалось полюбовно договорится с поляками, началась подготовка к войне. О том, какую роль играла в этом Словакия достаточно подробно известно из протокола допроса советскими чекистами арестованного бывшего военного министра Словакии и главнокомандующего словацкой армией генерала Ф.Чатлоша от 11 декабря 1946 г.
.
“Весной 1939 г. я дал обязательство Германскому верховному командованию подготовить транспорт и коммуникации для быстрой переброски германских войск через территорию Словакии, а также передать три четверти тоннажа дунайской флотилии. Предложения Гитлера были приняты нами полностью. Правительство Тисо обязалось предоставить в распоряжение Германии все естественные богатства и промышленные ресурсы Словакии, а также обеспечить полное взаимодействие всех государственных, военных и хозяйственных органов Словакии для достижения максимального эффекта в деле сотрудничества с фашистской Германией. В основу той части договора, которая предусматривала тесное взаимодействие словацких и германских вооруженных сил, был положен план реорганизации словацкой армии по германскому образцу, разработанный мною совместно с генералом Баркхаузеном. Этот договор со стороны Словакии подписали Тисо, Дюрчанский и я, а со стороны Германии генералы Баркхаузен и Отто (глава германской военной миссии в Словакии).”
.
В рамках этих переговоров о словацко-германских отношениях велось обсуждение и вопросов торговли, которое завершилось 22 июня 1939 г. Объем германских закупок в Словакии предусматривался примерно в 2 млрд. словацких крон. Основными предметами германского вывоза из Словакии являлись лес, целлюлоза, железо, сталь, литье, цемент и сельскохозяйственные продукты. Германия же поставляла Словакии исключительно промышленные изделия “от локомотивов до кинофильмов включительно”.
.
Согласно показаниям Чатлоша, Тисо постоянно говорил ему, что участие словацкой армии в войне Германии против Польши “явится практической проверкой сотрудничества правительства Тисо с Гитлером”. В соответствии с указаниями германского верховного командования Чатлош провел в Словакии секретную мобилизацию и перевел армию с мирного на военное положение, что, по ero словам, дало возможность увеличить ее численность до 24 тыс. человек. В короткие сроки военный министр Словакии обеспечил подготовку около тысячи офицеров из числа благонадежных словаков. После увольнения из словацкой армии офицеров-чехов на вакантные командные должности назначались и германские офицеры, главным образом из числа судетских немцев. “К 1 августа 1939 г. я закончил подготовку словацкой армии для оказания помощи Гитлеру в нападении на Польшу”, значится в протоколе допроса Чатлоша.
.
Усердие словаков в стремлении услужить своему великодержавному агрессивному соседу связано было, помимо прочего, и со слухами о ликвидации самостоятельности Словакии путем ее присоединения к Венгрии, которые активно муссировались весной и летом 1939 r. Не исключено, что среди германского руководства были сторонники такого решения вопроса, но, скорее всего, эти слухи распространялись германскими спецслужбами в целях оказания давления и на Венгрию, и на Словакию, чтобы заставить их проводить нужную Берлину политику в вопросе войны с Польшей.
.
В этой связи интересны рассуждения советника бюро министерства иностранных дел Германии П.. Клейста, изложенные им в беседе 2 мая 1939 r.: “Нападение на Польшу должно вестись в полную силу одновременно с германской восточной границы, из Словакии, Карпатской Украины и Восточной Пруссии. В связи с предстоящим нанесением удара по Польше сейчас в Берлине снова начали интенсивно заниматься Юго-Востоком. Мы должны ближе подойти к Румынии. Мы должны оказать непосредственное давление на Бухарест. С этой целью мы хотим ликвидировать самостоятельную Словакию, присоединив ее к Венгрии. Словакия и без того является нежизнеспособной, а ее политическое руководство неспособным. Над расширившейся за счет Словакии Венгрией мы хотим затем установить германский протекторат и, таким образом, выдвинуть наши войска к румынской границе. После этого Румыния капитулирует”.
.
Об этом же говорилось в записке советника посольства Германии в Польше Р. Шелии от 7 мая 1939 г.: “Германские меры в Словакии, создание протектората и военная оккупация, являются звеном в рамках осуществления широкого военного плана, преследующего цель охвата Польши с севера и юга. Можно будет рассчитывать на поддержку Венгрии, так как Венгрия должна будет получить Словакию.”
.
В 1939 году, после нападения Германии на Польшу, Словакия, воевавшая тремя дивизиями на стороне Германии против Польши, вернула себе все территории, потерянные в 1938 и 1920 годах. Во время сентябрьской кампании территория польского Спиша была оккупирована словацкой армией в первые дни сентября 1939 года. В результате соглашения Риббентропа-Чернака от 21 ноября 1939 года этот район был включен в состав Словакии. Спиш стал частью Татрского уезда в составе Словацкой Республики.
.

.
В январе 1945 года территории Оравы и Спиша были освобождены Красной армией. Жители Оравы и Спиша создали органы управления, подобные органам в других регионах Чехословацкой республики. При этом происходило противодействие польским попыткам установления их власти, когда поляки пытались вновь занять эти земли.
.
Вопреки результатам плебисцита, проходившего под присмотром Красной Армии, на котором 98% местных жителей изъявили желание остаться в Чехословакии, президент Чехословацкой республики чех Бенеш, однако, решил снова отдать этот населенный словаками регион Польше - договор об этом был подписан 20 мая 1945 года. (Окончательное соглашение о границе Словакии (ЧССР) с Польшей было подписано только 13 июня 1958 г.) Петиции против этого решения президента Чехословакии посылались как в Прагу, так и в Варшаву. Протестовали и словаки в США и словацкий клирос.
.
Польская армия заняла северный Спиш и северную Ораву еще 17 мая 1945 года и начала выгонять оттуда словацких чиновников, клирос и учителей. Последовали нападения и экзекуции. Также происходили вооружённые столкновения, в которых были убиты словаки. Результатом этих акций стало бегство 6 тысяч словаков (25% всего населения тех мест) с Оравы и Спиша.
.
Вместе с террором польских националистов последующая дискриминация вынуждала словаков бежать из Польши в Словакию:
- были ликвидированы все словацкие школы, уволены учителя;
- словаки были вне системы обеспечения в Польше;
- гуманитарная помощь UNRA и Красного Креста оказывалась лишь тем, кто себя записывал поляком;
- было ликвидировано пограничное сообщение, не были соблюдены решения Краковского протокола;
- жителям не была гарантированна свобода личности, на собственности, религии и т.д.
.
Положение осложнялось тем, что тогда в этом горном регионе активно действовали партизанские отряды польского антикоммунистического подполья - "последние солдаты Второй Речи Посполитой". Особенно отличился большой отряд "Молния" самопроизведенного ”майора" Юзефа Курася по кличке “Огонь” слывшего “королем Подгалии” - ныне иконы антикоммунистического сопротивления - который стремился очистить эту область как от коммунистов, так и от всего непольского элемента - словаков, русинов и евреев. В это же время восток Словакии сотрясали набеги бандеровцев.
.

.

.

.
Этот Курась был весьма примечательным персонажем. Местный житель, 1915 года рождения, он в 1936 году был призван в польскую армию, где дослужился до звания унтер-офицера - служил сначала во 2-м Подгальском стрелковом полку, затем в Пограничном корпусе. В сентябре 1939 года участвовал в боях со словаками и немцами в качестве бойца 1-го Подхальского стрелкового полка.
.

.
21 сентября 1939 г. после капитуляции полка он безуспешно пытался попасть в Венгрию и затем ушел к местным партизанам из так называемой Конфедерации Татр. 29 июня 1943 г. немцы, в отместку за убийство двух “синих” полицаев, расстреляли его отца, жену и сына, после чего он сменил кличку с “Орла” на “Огонь”. В июле 1943 года Курась присоединился к Армии Краевой и был назначен командиром взвода. 28 декабря 1943 года его часть была частично разбита немцами. В результате подпольного расследования его обвинили в том, что он произвольно покинул лагерь, в результате чего два партизана были убиты, и приговорили к расстрелу, но он сбежал и присоединился сперва к Крестьянским батальонам, а потом к коммунистической Армии Людовой. Его подразделение было включено в состав Народной гвардии в качестве особого отдела, а он был повышен до звания лейтенанта и сотрудничал с отрядом "За свободную родину" Исаака Гутмана. 1 декабря 1944 года он представил письменное заявление, в котором заявил о поддержке программы и признании руководства Польского комитета национального освобождения и оперативного подчинения его части ему.
.
Поляки начали организовывать свою администрацию в Спише. Организовывались отделения Гражданской милиции. Курась включился в эту работу и стремился получить высокий пост. Он попытался основать отделы милиции также в спишских и в оравских сёлах, где натолкнулся на решительное сопротивление словацкой общественности, которая выгнала польских милиционеров из своих сёл, чего Курась не смог забыть.
.
Последовали другие попытки обезоружить словацкую милицию и установить польскую юрисдикцию. Отряд из 80 польских милиционеров по приказу Новотаргского старосты вступил на Ораву. Поляки установили свой отдел милиции в Подвлке и взяли в заложники словацкого приходского священника. Потом добрались до Яблонки, где произошло вооружённое столкновение со словацкой милицией, несколько членов которой поляки взяли в плен. В дело вмешались советские пограничники, которые заставили поляков отпустить священника и словаков и отступить к Подвлку, где поляки оставили гарнизон из 30 человек. Сразу после ухода польского отряда, словацкие жители атаковали отдел польской милиции. Когда запасы патронов кончились, поляки сдались и были избиты. Польские милиционеры были освобождены после вмешательства офицеров Красной Армии. 17 июля на Ораву выступила польская армия, заняв отрезок польско-словацкой границы. Поляки были встречены недружественными выкриками и забросаны камнями.
.
Товарищ Курась, между тем, отправился в Люблин, а оттуда в Варшаву и Краков, где получил мандат с полномочиями начальника управления общественной безопасности в Новотаргском округе. Но там он попал под наблюдение функционеров ППР (коммунистов) и, когда до него дошло известие, что его собираются арестовать за разные проступки - к обвинениям, относящимся к периоду нацистской оккупации, были добавлены новые, такие как пьянство в отделах милиции и "исчезновения оружия" - 12 апреля 1945 г. дезертировал с большим количеством подчиненных и начал вооружённое сопротивление не только против народного правительства, т.е. против коммунистов, но и против словаков, евреев и тех поляков, которые перешли ему дорогу.
.
13 апреля 1945 года Курась провел в горах собрание своих бывших подчиненных, и объявил о начале военных действий против Советской России и коммунистов, создав партизанский отряд "Блыскавица" ("Молния"). Он сказал: "Нам нужно начать наш бой заново, и на этот раз мы будем бороться за Польшу без коммунистов". Затем он принял присягу от собравшихся бойцов.
.
К середине 1946 года “войско” Курася, который произвел себя в “майоры”, разрослось до 500 бойцов, разделенных на 9 “рот” (некоторые роты состояли всего из 15 человек), действовавших не только в Татрах, но и в соседних районах, а одна даже в Кракове. Кроме того, у Курася было много пособников и осведомителей среди местных жителей, что помогало ему вести разведку и совершать неожиданные нападения на милицейские посты и патрули. Ему удалось связаться с польским эмигрантским правительством в Мюнхене, но он не вошел в прямое ему подчинение, а действовал по своему усмотрению. Он настолько обнаглел, что 21 апреля 1946 года открыто сыграл многолюдную шумную свадьбу в одном из сел.
.

Юзеф Курась со своей второй женой, лето 1946 г.
.

Юзеф Курась (в центре без шляпы) среди местных крестьян, лето 1946 г.
.

.

Рота охраны штаба отряда Курася, Подгалье, лето 1946 г.
Четвертый слева - Юзеф Курась
.
Одна из рот отряда Курася, Подгалье, лето 1946 г.
.

Бойцы "3-ей роты" отряда Курася, лето 1946 г.
.

.

.

.

.

.

.

.
Курась был чрезвычайно жестоким и мстительным человеком. Убийства, изнасилования, грабежи, узурпация права единолично выносить смертные приговоры, которые часто делались на основании клеветы и непроверенных донесений, показывают, что Юзеф Курась был скорее местным атаманом, чем идеологически мотивированным героем, борющимся с коммунизмом.
.
Тезис об антикоммунистическом сопротивлении не учитывает террор, развязанный против словацкого населения в северной части Спиша и в верхней Ораве, которое стала жертвой нападений вооруженной группировки, возглавляемой Курасем, по меньшей мере 86 раз. Многие свидетели показывают, что нападения Курася были мотивированы национальной нетерпимостью. Похоже, что Курась воспринимал свои действия как месть за вторжение словацкой армии в Польшу в сентябре 1939 года.
.
Партизаны Курася нападали на возвращающихся с ярмарок словаков, избивали их и грабили, и часто осмеливались вторгаться в деревни - они полностью разграбили пять словацких поселений. Курась регулярно реквизировал лошадей, скот, одежду, деньги и еду. Курась запугивал проживающих там словаков и совершал в отношении них преступления и грабежи. Он обложил данью поселения словаков. При сопротивлении выносился приговор, согласно которому словаки целыми семьями немедленно должны были покинуть село под страхом смертной казни. Поджоги, похищения и убийства, совершаемые отрядом Курася, вынудили многих бежать. Примером такого набега может служить случай в селе Нова Бяла (словацкая Nová Belá) 15 апреля 1946 года. 70 мужчин, одетых в форму польской армии, прошлись с грабежами по селу и похитили 4 отцов семейств, двум другим удалось вовремя с семьями скрыться. После ликвидации банды и амнистии один из её участников за вознаграждение показал, где были закопаны казнённые. Позднее следствие установило, что убийства осуществлялись через расстрел, повешение или удар тупым предметом по голове. Один из участников банды при совершении одной из акций ясно выразился: “Вы обвиняетесь в том, что вы словак, в связи с чем мы имеем приказ вас уничтожить.” В селе Новая Бяла теперь установлена мемориальная доска, посвященная убийству четырех словацких жителей. "Курась действовал на севере Спиша, распространяя страх и ужас, убивая и, таким образом, предупреждая население, что в Подгалии он единственный хозяин, и что здесь живут только поляки", - говорит Франтишек Щурек, сын одного из убитых в Новой Бяле словаков.
.
Ассоциация словаков в Польше призвала Институт национальной памяти провести расследование действий против словацкого населения, проведенных Курасем и его подчиненными в Подгалии. В 2012 году Любомир Лурина, директор словацкого архива Института национальной памяти, показал в Варшаве фильм о Курасе "Богом забытые углы". Он также сказал: "У нас есть много сообщений о людях, которые в 1945-47 годах, спасая себя, бежали от людей Курася из Спиша и Оравы в Чехословакию. После пересечения границы эти люди были допрошены чехословацкой службой безопасности и рассказали о причинах побега из Польши. Это шокирующие сообщения о терроре, убийствах, изнасилованиях и грабежах". "Вместо участия в торжествах в честь "Огня" следует провести поминальную службу в память 340 его жертв".
.
К евреям Курась, выступавший "за Польшу без коммунистов и евреев", относился равно недоброжелательно, о чем написал в одной из листовок в июле 1946 года:
.
"С востока привозят толпы еврейства, трубя при этом, что это поляки, что они возвращаются домой, в Польшу. Этих евреев специально привозят к нам, чтобы они заняли важные посты, опять захватили всю торговлю в свои руки, чтобы сеяли коммунистическую пропаганду и, наконец, чтобы были здесь агентами НКВД. А мы их в Польше не хотим".
.
Ведя переговоры с местным управлением госбезопасности, Курась требовал "в самое ближайшее время удалить из Нового Тарга всех евреев, в противном случае он будет истреблять их безжалостно".
.
Большому числу евреев из страха перед Курасем сразу после возвращения из концлагерей пришлось эмигрировать. Согласно еврейским организациям, действующим в Польше, отряд Курася, помимо нападений на отделения госбезопасности и посты милиции, убивал и грабил евреев, переживших Холокост. Факты убийств евреев этим отрядом подтверждаются Еврейским историческим институтом. В частности, согласно этим данным, однажды после остановки автобуса с 26 евреями у границы подразделение из отряда Курася убило 11 человек, ранило 7, а 8 евреев сумели сбежать в Новый Тарг. В другой раз группа из отряда Курася убила 13 евреев около Кроциенко (в том числе семь женщин и 11-летнего мальчика), намеревавшихся пересечь границу, и убило нескольких других евреев в том же районе несколькими днями ранее. Израильский посол Дэвид Пелег также рассказал о имеющихся доказательствах убийств евреев. Впрочем сейчас польские "ученые" из Института национальной памяти утверждают, что сам Курась убивал только евреев-коммунистов, а имевшие место доказанные случаи убийств евреев его партизанами списывают на самовольные действия его подчиненых.
.
14 ноября 1946 года Юзеф Курась направил Болеславу Беруту письмо, в котором он перечислил цели своей борьбы: "партизанский отряд "Молния" борется за свободную, независимую и действительно демократическую Польшу. Мы будем бороться за восточные и западные границы. Мы не признаем вмешательства СССР во внутриполитические дела польского государства. Коммунизм, который хочет захватить Польшу, должен быть уничтожен". В своих обращениях Курась предупредил всех информаторов и людей, занимающих руководящие должности в госбезопасности, что их будут вешать и расстреливать на каждом шагу, несмотря на их происхождение, а их имущество будет конфисковано в пользу партизанских отрядов.
.
Зимой 1946-47 годов чекисты основательно взялись за банду Курася и в феврале 1947 года его группировка была разбита, а сам Курась 21 февраля 1947 года, попав в окружение, попытался покончить с собой, был взят в плен и умер на следующий день в больнице в Новом Тарге. После этого 510 членов его отряда и пособников сдались по амнистии. Некоторые из них, опасаясь ареста, потом вновь присоединились к тем, кто остался в подполье.
.

Уничтоженные сотрудниками польской госбезопасности командиры "3-ей роты" отряда Курася
9 ноября 1946 г.
.
Раненный Курась, 21 февраля 1947 г.
.
Через банду Курася прошли до 2 тысяч человек. В борьбе с группой Курася в 1945-47 годах было убито более 60 сотрудников госбезопасности, более 40 сотрудников милиции и 27 сотрудников советского НКВД. В общей сложности на счету бандитов 340 жертв, из которых 162 были гражданскими лицами.
.
Отдельные бандиты продолжали бродить в тех местах до начала 50-х годов.
.
Бывшие бойцы Курася в отряде "Wiarusy”, 1947 r.
.

Последний командир отряда "Wiarusy” - арестован во второй половине 1949 г., расстрелян в 1950 г.
.
В 2006 году польский президент Лех Качинский лично открыл памятник Юзефу Курасю в Закопане.
.

Президент Лех Качинский открывает памятник Юзефу Курасю, Закопане, 2006
.

.

.

.
В 2017 году польский министр национальной обороны Антоний Мациевич принял решение о признании офицерского звания майора самочинно присвоенного самому себе Курасем.
.
Для некоторых правых польских историков и политиков Курась стал кандидатом на роль национального святого.
.
.
“Aktuality” (Словакия)
21 декабря 2017
.
Имя Юзефа Курася (“Огня”) на польско-словацкой границе вызывает страсти даже через 70 лет после его смерти. Курась во время Второй мировой войны командовал партизанским отрядом, который воевал в Татрах. Когда немцы были изгнаны из Польши, он выступил против коммунистического режима с оружием в руках.
Однако словаки помнят, как он терроризировал население северного Спиша и верхней Оравы. Его банда избивала, грабила и убивала. А в Польше многие сегодня делают из Курася “национального героя”. Десять лет назад в Закопане при участии президента Леха Качинского ему был открыт памятник. Всемирная ассоциация словаков за рубежом резко выступила против прославления Курася еще много лет назад. Сегодня словацкое меньшинство в Польше снова протестует.
Сын Курася обратился в польский суд. Он хочет реабилитировать своего отца и просит выплатить 250 тысяч евро в качестве компенсации за преследование его семьи во времена коммунизма. Глава ассоциации словаков в Польше считает это возмутительным: “Это глубоко аморальное требование. Мы не понимаем, что происходит в Польше и куда она идет, когда польское государство начинает признавать его героем”. Поляки, например, в начале года выпустили несколько миллионов экземпляров учебных пособий, посвященных Курасю.
.
.
Словацкий фильм о банде Курася "Богом забытые углы" (Bohom zabudnuté kúty)
Slovenský štát, 2009
.
.
.
"Прόклятые солдаты"
.
Еврейские погромы в послевоенной Польше
.